Вера КЕЧИНА |

Доклад-презентация на IV Щегольковских чтениях: «1917: начало эпохи гонений» |

1917 год – год двух революций. До сих пор не стихают споры, были ли они величайшим событием в жизни России?

***

В преддверии 100-летия Октябрьской революции газета «Аргументы и факты» провела интернет-опрос. Он показал следующее результаты:

43 % его участников полагают, что революция была жизненно необходима для России;

47 % считают, что Октябрьский переворот подтолкнул страну в пропасть;

10 % утверждают, что это событие было маловажно для истории.

***

В книге «Русская революция от Ленина до Сталина» британский историк и дипломат Эдуард Карр писал: «Одни будут прославлять русскую революцию как историческую веху в освобождении человечества от гнета, другие — проклинать ее как преступление и катастрофу…».

***

Давайте вспомним архивные документы 17 года, заметки наших краеведов, и посмотрим на революционный Арзамас глазами горожан и писателя Аркадия Гайдара.

***

2-го марта 1917 года император Николай II отрекся от российского престола.

***

В стране формируется Временное правительство, возглавляемое князем Львовым. Позже этот пост занимает Керенский.

Из телеграммы, присланной 15 марта в Арзамас от главы Нижнего Новгорода:  «Граждане! Государственная Дума совершила величайший исторический акт обновления нашей жизни. Она свергла при помощи нашей доблестной армии старое правительство, ведшее страну к гибели. Образовано Временное правительство, к которому перешло все управление страной».

***

Далее сообщалось, что городская Дума Нижнего Новгорода и войска объявляют себя солидарными с Временным правительством. В арзамасской типографии М. Порошенкова в этот же день распечатывают 500 листовок с этим воззванием, расклеивают их по городу и распространяют по учреждениям.

***

А. Гайдар «Школа»: «В первые дни Февральской революции школа была похожа на муравьиную кучу, в которую бросили горящую головешку. После молитвы о даровании победы часть ученического хора начала, как и всегда, гимн «Боже, царя храни», однако другая половина заорала «долой», засвистела, загикала. Поднялся шум, ряды учащихся смешались, кто-то запустил булкой в портрет царицы, а первоклассники, обрадовавшись возможности безнаказанно пошуметь, дико завыли котами и заблеяли козами… Визг и крики не умолкали до тех пор, пока сторож Семен не снял царские портреты».

***

«Митинги в начале 17 года проходили ежедневно в разных частях города с обилием революционного красного цвета… Слово «свобода» произносилось на каждом углу с поводами и без оных. Даже в нашем тихом городке люди были опьянены этой революцией».

***

«В первые дни уроков почти не было. Старшеклассники записывались в милицию. Им выдавали винтовки, красные повязки, и они гордо расхаживали по улицам, наблюдая за порядком. Впрочем, порядка никто нарушать и не думал. Колокола тридцати церквей гудели пасхальными перезвонами. Священники в блестящих ризах принимали присягу Временному правительству».

***

Большинство жителей города сразу примкнуло к эсерам. Этому способствовало то, что во время всенародной проповеди соборный священник объявил, что Иисус Христос был и социалистом, и революционером… Услышав такую интересную новость про Христа, благочестивые горожане прониклись сочувствием к эсерам…

***

Не хватало продуктов. Масло, яйца, молоко по дорогой цене раскупались на базаре с раннего утра. У булочных образовались очереди, исчез белый хлеб, да и черного не всем хватало… Хлебный паек был сокращен до 200 граммов в день, часто уменьшался до 50.

***

«Внезапно возникали всевозможные нелепые слухи. То будто бы на озерах вверх по реке Сереже староверы уходят в лес. То будто бы внизу, у бугров, цыгане сбывают фальшивые деньги и оттого все так дорого, что расплодилась уйма фальшивых денег. А один раз пронеслось тревожное известие, что в ночь с пятницы на субботу будут «бить жидов», потому что война затягивается из-за их шпионажа и измен».

***

С 17-го марта в Арзамасе начинает издаваться первая общегородская газета — «Известия Арзамасской городской Думы». Сначала она распространялись бесплатно, а потом продавалась за 2 копейки.

***

В одном из ее номеров появилась перепечатка из «Нижегородского листка» с описанием «веселой жизни батюшки» — архиепископа Нижегородского и Арзамасского Иоакима (Левицкого).

Его обвиняли в дружбе с местным миллионером М. Рукавишниковым и губернатором А. Хвостовым, который в 1915-16 годах был министром внутренних дел в царском правительстве. Автор публикации, опьяненный свободой и безнаказанностью, особенно смаковал в ней описание якобы пьяных вечеринок этой старорежимной компании.

А ведь во второй половине 1917 года архиепископ Иоаким как наиболее достойный представитель духовенства участвовал в работе возрожденного Поместного собора.

В начале 1918 года он ушел на покой, уехал в Крым, где вскоре был зверски убит бандитами.

В 1981 году решением Архиерейского собора Русской Православной Церкви за границей он был канонизирован в лике священномученика.

***

Арзамасскую городскую управу того времени возглавлял Николай Михайлович Щегольков. Он слыл в городе монархистом и своих взглядов не скрывал.

18 марта «свободолюбивая» толпа собралась под окнами его дома на Цыбышевской улице (ныне ул. Пушкина) и, выкрикивая революционные лозунги, грозилась покарать местного приверженца старой власти. Чтобы избежать беспорядков и сохранить в городе общественное спокойствие Щегольков просит управляющего Нижегородской губернией Демидова освободить его от должности городского головы.

***

1 мая у Березовой рощи состоялся митинг трудящихся, а затем шествие по городу с красными флагами и революционными лозунгами за мир, за землю и социалистическую революцию. Рабочие в этот день не вышли на производство. Впоследствии празднование Первомая проводилось ежегодно до середины 90-х годов.

***

Колыбелью большевизма в Арзамасе стала улица Сальникова — сейчас К. Маркса.

В этом маленьком домике, окруженном садом, рядом с огромным зданием духовного училища (сейчас это здание АФ ННГУ) находился клуб большевиков. В нем постоянно толпился народ: солдаты из госпиталя, пленные австрийцы, рабочие арзамасских фабрик.

При клубе, была открыта библиотека и читальня, организована партийная школа. В ней ежедневно читались доклады и проводились беседы на политические темы. Благодаря активной работе с массами к 18 октября большевистская организация Арзамаса увеличилась с 20 до 57 человек.

***

Но больше горожанам был известен дом семьи Гоппиус, в котором с 1901 года собирался кружок социал-демократов. О матери и сыне Гоппиус обыватели говорили: «на окраине живут,  мол, неспроста и если вечерком у садика ихнего постоять, много любопытного можно подметить».

В конце 20 века здание перенесли в парк Победы у Дома творчества и арзамасцы стали называть его «зеленым домиком». Несмотря на мемориальные доски, указывающие на историческое прошлое, здания снесены из-за элитной застройки.

***

«Маленькая женщина в шелковом платье с прической от парикмахера — это и был самый главный арзамасский большевик», — писал Борис Камов в повести «Гайдар» о Марии Гоппиус. Именно под ее руководством взрослели первые городские марксисты и первая большевистская ячейка РСДРП(б) была организована в ее доме. Это произошло 17 апреля, когда из Петрограда в Арзамас прибыл агитатор от партии большевиков Я. Окунев.

***

Агитаторы в 17 году были очень важны. Умеющие держаться перед публикой и способные пламенной речью повести за собой массы, они ценились больше, чем взвод вооруженных матросов. Среди арзамасских большевиков такими талантами обладали Николай Березин и Софья Шер. Этническая немка, невысокая, полноватая, со смешным акцентом, она была настолько эмоциональна и доходчива, что просто блистала на митингах.

***

9 марта полуторатысячный митинг трудящихся Арзамаса высказался за образование Советов как органа народной власти. В городе возникают разнообразные Советы. Первым появляется Совет служащих и приказчиков, затем 22 марта — Совет солдатских депутатов, 26 —  Совет рабочих депутатов.

11 сентября на объединенном заседании принимается решение о слиянии их в единый Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Летом 1917 года денежный кризис, голод и отсутствие топлива вызывают массовую безработицу на фабриках и заводах. В городе начинаются многочисленные забастовки и волнения.

9 октября Совет вынужденно привлекает частных торговцев для снабжения населения продуктами. Временно разрешается свободная продажа хлеба.

***

Таким наш город подошел к 25 октября (или 7 ноября по новому стилю) — к Великой Октябрьской революции.


При цитировании ссылка (гиперссылка) на официальный сайт Православной краеведческой конференции «Щегольковские чтения» обязательна

Перейти к верхней панели